Интервью с блогерами-пивоварами «Теория Большого Пива»

С создателями известного пивного YouTube-канала «Теория Большого Пива» Алексеем Грильковым и Денисом Мироновым мы встретились в Москве в феврале, еще до того, как известное событие заставило россиян перевести жизнь в режим самоизоляции.

За три с половиной года существования ТБП блогеры рассказали о сотнях сортов, успели выпустить несколько коллабораций и даже запустили собственный крафтовый бар в Питере «Ленусь, я все уберу!». В интервью craftdepot.ru Денис и Алексей рассказали о своих проектах, отношениях с аудиторией, работе бара и поделились мнением о фудпейринге.

Как пришла идея записывать ролики?

Денис: Любые хорошие идеи возникают, когда ты пьешь, то есть, находишься немного в измененном состоянии. Идея по поводу записи принадлежала Леше, у него на тот момент уже был YouTube-канал. Мы как-то выпивали, и нам под руку попались какие-то газеты или журналы с заголовками типа «Внебрачный сын Аллы Пугачевой изменил Моисееву...». И мы такие: это же кладезь, начали над этим просто угарать, и все. И пошло-поехало. Леша говорит: надо что-то придумать, чтобы тоже обсуждать.

Алексей: На нас всегда рофлили: ребята, когда вы вдвоем, — просто бесполезно все, можно всем уйти, а вы просто сидите и разговариваете. Я YouTube еще тогда не знал, это еще даже до «Грилькова» было. Мы разговаривали, Денис говорит: знаешь, есть люди, которые пивные блоги [ведут], был разговор о Бирварии. И все, эта идея потерялась.

Потом, когда у меня был «Грильков» и live-канал, на котором я просто разговаривал, понял, что устал один отвечать на одно и то же. И я Денису позвонил, говорю: помнишь, у нас идея была с тобой, давай визуализируем. Но только не как все — говорить просто про пиво.

Денис: Когда люди встречаются, они о пиве говорят первые две минуты: хорошее, плохое — все, закончили про пиво, и дальше про себя, друзей, собак и так далее.

То есть, вы не смотрели на тот момент ролики Бирварии?

Алексей: Денис знал, он мне рассказал. Я посмотрел, мне стало неинтересно. Но с Никитосом когда мы познакомились… Я безумно его люблю, это очень хороший человек. Его контент я могу смотреть не весь, он бывает немножко нудный для меня, и я понимаю, что для него наш, скорее всего, — так же. Это то же самое, что приходить с работы — на работу. Сейчас у нас отношения дружеские.

Денис: Будучи в Москве, мы живем у Никиты дома.

Можно говорить о том, что за 3,5 года сформировался некий пул блогеров, который можно назвать русским пивным YouTube, или все осталось как прежде?

Денис: Он постоянно формируется: кто-то уходит, приходит, маленькие, большие, кто-то начинает расти, бросает. Я одно время следил за этими всеми движениями, потом бросил, потому что это бесконечный процесс — как пиво бродит, точно так же.

Алексей: Аудитория очень разная. Кто-то, например, любит крафтовое пиво и, когда мы выпускаем видеоролик условно «МПК выпустила новинки», нам пишут: «Ну что такое, давайте крафт». Крафт выпускаем, приходят люди, которые говорят: «Воу..!».

Денис: «...Где в моем Малоярославце это можно найти?».

Алексей: То есть, нам приходится работать на две скамьи: одна, это где люди живут в центре России, кто насытился уже обычным пивом, а другие — это крафт. Но мы всегда за то, что есть хорошие производители, которых можно условно купить в «Пятерочке», а есть крафтовые пивоварни. Разделять это, конечно, отчасти надо, тут цена играет. Мы проводим стримы, и на стримах самые главные комментарии: «Ребята, вы гады, потому что из-за вас я стал тратить гораздо больше денег».

Денис: Один из самых топовых комментов: «Я помню время, когда вы сидели и пили AF Brew на природе, а я под ваши ролики пил “Жигулевское”. А теперь вижу, что вы пьете “Жигулевское”, а я под ваши ролики — Stamm Beer пью». И привлечение новых людей происходит обычно с роликов о масс-маркете, «Пятерочке», выборе пива самого простенького. Люди видят, приходит новая аудитория, начинает смотреть это, потом переключаются на какой-то околокрафт, потом на совсем крафт, потом опа — человек уже сидит с бородой в крафтовом баре, весь в серьгах и татуировках.

От чего зависит успех пивного блога?

Денис: Надо быть самим собой, прежде всего.

Алексей: Знаешь, что самое крутое — когда люди тебя узнают. Так как у нас есть уже бар, который по сути был создан из-за канала, мы очень много стараемся общаться. Потому что это место, где мы можем это делать напрямую. И самый главный плюс, о котором чаще всего пишут: «Пацаны, спасибо, что вы такие же, как там [в выпусках на YouTube-канале]. У нас нет диссонанса, когда мы пришли — а вы бабки раскидываете…».

Денис: А бабки мы раскидываем (смеется).

Алексей: А бабки мы раскидываем, надо заметить, да. У нас есть пистолет Supreme, между прочим. Самое главное — это быть самим собой. Даже если можешь немножко плохо пошутить, о пиве что-то сказать — вырезать это глупо. Кто-то с тобой все-равно не будет согласен. Кто-то считает, что мы спаиваем, например, аудиторию…

Денис: Но никто не думает, что мы сами же спиваемся (смеется).

Что касается бара, у вас есть лучший способ контактировать со своей аудиторией. В среднем — что это за люди, есть приблизительный портрет? Или все разные?

Алексей: Очень разные, ты даже не представляешь, насколько разные.

Денис: Простой пример: Лехи не было, я был в баре один, и ко мне вечером за стойку подсели трое человек в разное время. Первый человек — это военный, только что вернувшийся из Сирии, второй к нему подсел, начал общаться — нефтяник из Тюмени, при том который на буровой ключи ворочает и все остальное. Третий подсел человек и в их беседу включился — у него костюм дороже, чем обстановка в нашем баре. Из Москвы человек приехал просто посидеть в наш бар, он какими-то финансами большими занимается. И вот он сел третьим за этот столик. Короче, эти люди ушли глубоко к закрытию, они уже сдружились, обменялись телефонами, пообщались на всевозможные темы, и я им уже был не нужен.

Алексей: Очень здорово, есть ощущение, что мы — некая связка для этих людей. И когда люди приходят в бар — кто-то компанией, кто-то один, вдвоем — чаще происходит так, что контакт находится легче. Это не как в других барах, это очень странная атмосфера, Так как я в принципе люблю бары, много где бываю, но такого странного объединения — не видел нигде: здесь YouTube стал площадкой, на которой мы — единое. Люди приходят — кто-то посмотреть на меня, действительно ли я такой жирный или Денис такой рыжий. А потом это уже в диалог переходит, и люди абсолютно о другом говорят.

Проект ТБП направлен на какие-то более возвышенные цели, не на коммерцию?Делаете ли рекламные интеграции?

Денис: Делаем.

Алексей: К сожалению. Запросов очень много, но чаще они приходят в таком ключе: ребята, есть пивко, давайте мы вам отправим, а вы сделаете хороший обзор.

Денис: У нас был запрос, суммы предлагались очень хорошие. Мы должны были сделать обзор на пиво, но там был список того, что делать нельзя: нельзя животных в кадре, нельзя упоминать политику в разговорах, нельзя сме****ки на ненужные темы, беременных женщин, колясок, курения…

Алексей: Мы отказались от рекламы — и сделали все наоборот.

Денис: Мы взяли это пиво — и в кадре были женщины, курящие дети, политика.

Алексей: Очень много интеграций, которые не вяжутся. Если Pena Pack делают, на наш взгляд, очень классный продукт, почему бы его не интегрировать? Ведь очень многие люди живут не только в Петербурге и в Москве, у которых крафтового пива нет.

Так что стараемся не делать [интеграции], стараемся больше про другое.

За 3,5 года вы уже практически все топовые крафтовые пивоварни обсудили, по крайней мере, российские?

Алексей: Топовые — да: Stamm, Zagovor, AF...

Денис: Сейчас в спину Zagovor, AF и Stamm дышат очень хорошие пивоварни, но о которых еще мало кто знает. Все, что нужно, — сделать про них обзор.

Например, из питерских сейчас актуальна DIETA?

Алексей: Кстати, DIETA — мы тоже общаемся хорошо, хотим сделать обзор, они очень прикольные. Деду и Антохе — от души, душевно, в душу. О них стоит рассказать, потому что интересная идея: как можно без своей пивоварни сделать то, что они сделали — лучшую пивоварню в России по версии Untappd.

Денис: Благодаря бару мы сейчас имеем возможность общаться с пивоварнями напрямую. К нам приходят никому неизвестные пивоварни, дают на пробу пиво, и мы ставим его к себе, если оно хорошее.

Как все поменялось в русском крафте с момента, когда вы начинали?

Денис: Две разные поляны вообще.

Алексей: В лучшую. Интерес, на мой взгляд, стал сто пудово больше. Не из-за нас, а вообще. Условно, три года назад Денис говорил, что кисляки отходят, а оказалось, что они только начинают. Мне очень приятно, что гозешки начали идти. Раньше люди корчились: это кисло, невкусно, а потом: хм, в этом есть свой плюс. То есть, может быть даже кто-то смог заменить этим себе то же самое вино.

Денис: Если наши замечательные геополитики перестанут тянуть руки к пивоваренной индустрии, мы еще поимеем кучу прекрасных мидов в России. Весь мир это делает, а у нас из-за нашего корявого законодательства и присутствия не очень умных людей в Госдуме — мы имеем то, что имеем: у нас нет в России нормально узаконенных мидов.

Законодательство не помешает развивать проекты, связанные с пивом, в том числе в интернете в дальнейшем?

Алексей: Этого мы не можем предугадать, все может быть. У нас платформа и в «ВКонтакте», и на YouTube, и в Telegram. Я не знаю, что они [власти] придумают. А, может, завтра придумают, что мясо нельзя использовать в кадре, потому что мой [канал «Грильков» — прим.] случайно смотрят коровы, и они не хотят это видеть. Бывают нормальные законы, а бывают такие, что думаешь: что, зачем, почему? От нас это не зависит в любом случае, нас никто не спросит.

Если говорить не о YouTube-канале, а в целом о развитии проекта ТБП, во что в перспективе он может перерасти? Думали об этом?

Алексей: Думали, конечно. Мы сейчас проверяем почву пивоварения, делаем коллаборации с пивоварнями пока как канал на YouTube. Мы первые, кто это сделал. Не могу сказать, что мы супер довольны результатом. Это было здорово, например, с Ostrovica — мне стаут очень понравился. Мы понимаем, что здесь экспериментировать вряд ли надо, но надо постараться сделать очень хорошо. Не то чтобы наше имя может пострадать, а просто к нам претензий будет больше, типа: ребят, вы ж тут пили, говорили… и тут сделали пивко, а от него несет огурцом и носками. А мы такие: так задумывалось, это гозе по ТЗ.

В дальнейшем у вас есть планы с кем-то еще коллабиться?

Денис: Конечно. У нас есть договоренности.

Алексей: ...Я не знаю, к чему это все приведет. Конечно, немножко надоело сидеть на диване. Понимаю, что этот формат очень нравится людям. Но, например, такие проекты, как поездка в Москву на МПК — мне этого хочется, посмотреть своими глазами и передать. Нет какой-то стратегии, это случайность. Мы встретились в «Пивмастерии» с Мишей [Михаил Ершов — главный пивовар Московской Пивоваренной Компании, прим.], классно пообщались: «Миш, ты не против?». «Пацаны, да без проблем». «А неудобные вопросы можно задавать?». «Да вообще без проблем».

Насколько удалось за эти годы крафту и в целом качественному крафти, качественному пиву из масс-маркета отбить позиции у «демонов от пивоварения»?

Денис: Однозначного ответа точно нет, все в процессе. Просто я вижу, как появляются новые маленькие пивоварни, хотя бы из тех людей, которые с нами знакомятся. Года два назад они с такой периодичностью не появлялись. Сейчас это все растет очень сильно.

То есть, можно говорить, что такой процесс существует?

Алексей: Конечно, 100 процентов, просто отследить его сложно. Для моего отца «Балтика 7» — это пушка. И вдруг я начал увлекаться и привозить пиво вкусное — я не про крафтовое, а про то, что в магазине. Не какие-то сауэры, New England, это может быть даже классический лагер. Он пьет, и я вижу — да, это классно. Теперь в холодильнике стоит другое пиво, а то уже не хочется пить.

Если говорить о вкусах питерской аудитории и московской, есть разница в предпочитениях?

Денис: Москвичи всегда по-другому завершают вечер в баре: если пьют в течение вечера питерцы и москвичи примерно одинаково, то уходя москвич всегда закажет что-то из серии 3 Fonteinen, Oude Geuze.

Алексей: Нет, и питерцы такие же есть.

Денис: Еще у нас бывает очень много людей из Тюмени почему-то, тоже любят завершить красиво вечер.

Как вы относитесь к тому, что сейчас законодательно могут ограничить работу баров?

Алексей: Нас это особо не касается из-за площади.

Денис: Меня как раз пугает, что кого-то касается, кого-то не касается, потому что законодательство должно быть одно для всех. Я вообще приверженец строго либертарианских взглядов, для меня любые законодательные ограничения от государства — это как ножом по одному месту. Пусть ты будешь самой последней разливайкой на районе, которая льет шмурдяк и сибирскую язву в ПЭТ разливает, но это должно регулироваться по-другому.

Насколько это опасно в целом для барной индустрии?

Денис: Очень опасно. Сейчас приняли закон о том, что ты не можешь работать в жилом доме, и еще какие-то ограничения. Останутся Manneken Pis в Питере, еще какая-нибудь история вроде SПБ, и на этом все закончится. У нас в России послаблений в законодательстве не было с 90-х, только ужесточения.

Денис, ты занимаешься комбучей. В последнее время это считается одним из трендов. У вас есть этот напиток в баре? Вообще, может комбуча забрать какую-то долю рынка у пива?

Денис: Нет, долю отнимать не может. Я вижу изнутри, это абсолютно другой круг потребителей. Комбуча — безалкогольная. Есть хард-комбуча, но как тренд до России она доедет года через три-четыре, еще нормальная комбуча не прижилась. В баре у нас ее сейчас нет, просто потому что я не хочу ставить, пока не поменяем этикетку. Будет новая этикетка — будет пара-тройка видов стоять в баре. Чтобы не стояла какая-нибудь Cola, будет комбуча — по мне, она поприятнее и полезнее. Комбуча сама по себе достаточно неплохо влияет на утреннее состояние: если выпить бутылку после хорошего вечера и с утра еще одну.

Как вы относитесь к фудпейрингу?

Денис: Отлично. Мы сейчас на базе своего бара начали проводить фудпейринги, пытаться чего-то сами достичь. Потому что то, что написано про фудпейринг в интернете на 95% — ересь полнейшая. Мы пытаемся собирать аудиторию и проводить совмещенные лекции про стилистику пива и еду, вкусовые составляющие. Мы подбираем [сочетание еды и пива], а потом узнаем у посетителей, насколько этот вид сыра или какого-то паштета подходит к стилистике, которую мы выбрали на этот вечер.

Алексей: Позволь, я предугадаю следующий вопрос: а где это происходит? Улица Правды, 12/12, напротив «Дедушки ХО», около бургерной, это пересечение с Социалистической.

Денис: По поводу сыра: у нас Лена [жена Дениса – прим.] предварительно договорилась с компанией, которая занимается сырами. Под разные стилистики пива они будут подбирать определенные сыры для дегустаций и вместе с нами эти дегустации проводить.

На кого ориентирован фудпейринг? Ведь основная часть пивной аудитории не задумывается об этом.

Алексей: Не знает просто.

Денис: Мы предлагаем, и отзыв огромный. Я точно знаю, если мы скажем сейчас в своем инстаграме, что у нас будет каждый вторник лекция на такую-то тематику, мы это распродадим в течение 40 минут на полгода вперед.

Алексей: Но там не про деньги, больше про то, как можно сделать классно.

Современный крафтовый бар каким должен быть? Это должна быть классическая концепция, когда человек приходит, выпивает пива и уходит, или должна быть еда, атмосфера, комфорт?

Денис: На разного потребителя — разные бары.

Алексей: У нас все-таки больше про пивко. Есть замечательные гастропабы, где тебе могут выкатить нормальной гозешки, гез, вкусный сауэр, еще что-то, и это будет со стейком, тунцом. Тут, опять же, разговор о том, что нет единой модели. У нас такая модель срослась, мы не планировали ее, получилось как получилось. Мы нечто похожее закладывали, на мой взгляд, получилось просто лучше.

Денис: У нас есть простейший пример: при всем уважении к AF Brew, я не могу сидеть в их тапруме на Курляндской улице. Не мое. Напротив — «Братство пивца», заходишь — мое. Такое же крафтовое пиво, тот же AF, и вроде через улицу два бара.... Вот также и с остальными людьми.

Сейчас идет много разговоров про возвращение лагеров в моду, только уже в крафтовом сегменте. Как владельцы бара, какое внимание уделяете таким сортам?

Денис: Мы обязательно ставим любые появляющиеся крафтовые хеллесы и прочие лагеры на краны. Пиво со вкусом пива той же самой DIETA замечательно идет, это хорошее вкусное пиво.

Алексей: У нас с Денисом есть такое мнение, что о крафтовой пивоварне круто судить по классическим стилям, таким как лагер, пшеничка. Лагер, на мой взгляд, это сложный стиль. Но чаще всего от крафтовых пивоварен ты пьешь не очень хороший лагер, хотя при этом все остальное может быть круто.

Можете назвать топ-5 стилей?

Денис: Чешский пилзнер, хеллес, кельш, фруктовый сауэр, фламандский красный эль.

Алексей: Мне больше всего нравится хеллес, кельш, лагер, гозе — с лаймом, немного с огурцом, сауэры очень люблю. Очень нравится Duchesse de Bourgogne, мне кажется, оно супер вяжется с едой.

Какие стили больше всего спрашивают в баре?

Денис: Если проливаемые — пшеничку, лагер. Из крафта — фруктовые сауэры, New England. У нас обязательно стоит классическая немецкая пшеничка, лагер, обычно местный — Brew Division, Velka Morava. Из бельгийской классики у нас практически всегда стоит либо Rodenbach, либо Delirium. Потому что в бар ходят не одни биргики. Заходит много народа, которые в пиве пока не разбираются, хотят найти что-то для себя, но начать вечер с чего-то надо.

Вообще классика пролива — когда какая-нибудь компания типа Stamm или AF Brew выпускает коллаборацию с каким-нибудь Zagovor и появляется Blue Collar Workers. Это всегда работает.

Кто приходит чаще: люди, которые не вписываются в категорию биргиков, или как раз люди, которые приходит шерить что-то этакое?

Алексей: Таких меньше, но они есть. Чаще всего это одни и те же люди, новых я не вижу.

Денис: Как ни странно, биргикам в нашем баре делать-то особо и нечего. Потому что у нас ассортимент больше рассчитан на людей, которые к крафту приобщились, но всего попробовать не успели. Биргики все-таки ходят совсем уж по специальным местам, туда, где привезли чемоданом 18 банок из Америки и, скрываясь, это пьют. У нас такого нет, ассортимент большой, но рассчитан на массового покупателя.

Сейчас неспокойная обстановка, особенно на фоне роста курса доллара, предложения ввести МРЦ. Можно ожидать, что стоимость пива изменится и изменится стоимость работы самой индустрии?

Алексей: Мне кажется, так как мы зависим больше от американского хмеля, то [стоимость] приготовления пива, конечно увеличится.

Денис: Кто когда в последний раз видел снижение стоимости пива? Никто. Что бы не случилось с долларом, при текущей ситуации в России цена на пиво все равно в дальнейшем будет только расти. Это тренд, и его не изменить. И это зависит даже не от доллара, а от внутриполитической ситуации.

Надо переформатироваться и сделать из пива примерно такой же фетиш как и вино. Раздутая история с вином, его многолетней историей и тем, как там все сложно и почему оно такое дорогое, вполне может заработать и на пиве. Надо просто приложить какие-то усилия к этому. Технологически пиво сложнее сделать, экономически оно дороже. Почему пиво считается напитком, который недостоин такого внимания, как и вино? Вино переоценено, я всю жизнь это говорил и буду продолжать.

Алексей: Ну это вкусовщина все-равно. Есть люди, которым это нравится.

Текст: Евгений Яковлев, Екатерина Симикян

craftdepot.ru

Всем Крафт!